Центр обучения
"Оранжевое солнце"

8 (343) 20-10-220

Терапевтический процесс

Танце-двигательная терапия работает на различных уровнях в движенческом контексте, которые зависят от лечебных целей и от уровня развития, на котором функционируют клиенты. Как считают Старк и Лоин, в ТДТ существует два основных пути, способа воздействия:

1) стимулирование телесного действия, для дифференциации и индивидуации селфа и для признания и выражения чувств;

2) помочь прояснить и обеспечить проникновение в эмоциональный символический контекст движения.

Для того чтобы достичь терапевтического изменения, используется процесс, подобный вербальной психотерапии. Используя интерактивный подход в лечении психотических пациентов, Чейс описывает свою танце-терапевтическую сессию следующим образом:

“Движение используется при установлении начального контакта с пациентом и может быть качественно подобно движениям пациента (неточное копирование и подражание, т. е. это часто воспринимается пациентом как насмешка, передразнивание), или они могут выражать абсолютно другую эмоцию, которой терапевт отвечает на действия пациента”.

При разнообразии подходов суть танце-двигательная терапия остается одной и той же. Эмоциональный материал (чувства, темы, символизации и т. д.) развивается посредством использования телесной репрезентации, чтобы вызвать и исследовать материал. Течение сессии развивается, когда терапевт способствует одному спонтанному выражению и соединяет его с другим. Это соединение материала основывается на текущем материале, который раскручивается.

Посредством кинестетической эмпатии делается попытка поймать чувство, наблюдаемое в пациенте. Зеркально отражая выразительное поведение, через визуальную обратную связь терапевт способствует осознанию пациентом своего “Я”. Движенческое поведение пациента затем расширяется и развивается в символический танец, отражающий конфликты, желания, мечты и сны.

Терапевт может быть инициатором движения, образов или содержания. На том, как движение трансформируется и структурируется, основывается на развивающемся терапевтическом процессе и потребностях пациента.
Танце-терапевт Мэри Уайтхаус не сосредотачивает свое внимание на групповом взаимодействии, а ищет смысл движения для каждого индивида посредством процесса, который называется Активное Воображение. Она использовала Юнгианскую систему, в которой клиента подводят к раскрытию содержания бессознательного, где он может увидеть, как оно проявляется в физической форме и интегрировать этот материал для более полного знания себя. Т. к. ее клиентами были здоровые и люди с неврозами, а не госпитализированные больные, то у нее не было необходимости быть активной участницей и ролевой моделью движения (как в способе, разработанном Чейс). Но она также действовала как катализатор, ведя терапевтический процесс посредством предложений движенческих возможностей, задавая вопросы, давая интерпретации – все это основывается на наблюдаемом и часто едва заметном двигательном поведении. Уайтхаус пишет:

“На одной сессии, в студни, одна танцовщица захотела поработать с предметом: это была квадратная коробка, жесткая и твердая. Что бы она ни делала, все было напрасно: никакой жизни не начиналось. Она провела всю сессию, пытаясь найти работающие отношения с этой коробкой. Пережив полную фрустрацию, она сдалась. В последующем обсуждении она спонтанно произнесла фразу: “Она такая же чертовски жесткая, твердая и неподатливая, как мои отношения, с Р….” И это было для нее открытием. Она танцевала свои отношения, даже не осознавая этого”.

Для тех, кто функционирует на начальном уровне развития, например аутичный ребенок, двигательные цели принимают другую форму. Цель терапевта – установить контакт с ребенком на примитивном сенсорно-моторном уровне, на котором он функционирует. Сначала имитируя движение ребенка, ритм, вокализации, терапевт ищет, как построить психическую структуру, сформировать образ тела (у аутичного ребенка не сформирована ментальная репрезентация своего тела и тела других), и развить терапевтические взаимоотношения. В начале терапевт зеркалит движения ребенка – это способ говорить на языке ребенка и получить возможность войти в его мир. Когда ребенок позволяет терапевту войти в свой мир, имитация постепенно исчезает. Терапевт изменяет движение так, что вместо использования его как механизма отгораживания от других, оно начинает служить для установления отношений и коммуникации. Т. о., повторяющиеся двигательные паттерны, которые послужили сенсорной стимуляцией для ребенка, стали основой для развития взаимной интеракции. Тот способ, которым терапевт отзеркаливает, разделяет и развивает движение ребенка, является самым важным в работе.

Слишком много имитации или пространственной близости – и ребенок отталкивает. А недостаток этого также приводит терапевта к потере контакта. Когда отношения в движении установлены, терапевт может вводить определенные движенческие последовательности, чтобы выполнить задачи более высокого уровня. Кэлиш пишет:

“По прошествии нескольких месяцев “знакомства с ее уровнем” и долгих стараний построить с ней отношения, Лаура начала показывать мне знаки доверия и ее движение стало меняться. Она подбегала ко мне и держалась за мою талию, когда я двигала ее тело, “влитое” в мое. Она сидела у меня на коленях у зеркала и внимательно смотрела, как я медленно двигаю своими руками, а затем она осторожно делала движения руками, повторяя ту же движенческую фразу. Казалось, на этом этапе она была не способна копировать движения самостоятельно. Как говорилось выше, Лаура не имела образа тела. Процесс обучения копированию был только началом. После долгого повторения Лаура смогла закончить движенческую последовательность, которую мы начинали вместе. Впоследствии в течение дня можно было увидеть, как она экспериментирует с движением, которое ей было показано на терапевтической сессии”.

С людьми с отклонениями в развитии терапевтический процесс включает в себя приобретение перцептивно-моторных навыков, развитие выразительного поведения и социального взаимодействия. Движения, которые способствуют интеракции правильного моторного развития, используются в рамках контекста текущего психотерапевтического процесса. Особый акцент делается на помощи ребенку или взрослому двигаться с другими на основе взаимности, выражать чувства и тревоги символически, посредством движения, и обеспечить альтернативы дисфункциональному поведению. Здесь также терапевт работает в процессуально-ориентированной манере, развивая выразительные и аффективные компоненты движения и способствуя более высоким уровням когнитивного, социального и моторного развития. Популяциям и индивидам могут требоваться различные типы целей, но тем не менее, процессуальная ориентация танце-терапии остается постоянной, несмотря на различия.

Тэги: ,

Обсуждение закрыто.

Похожие материалы