танцевально-двигательная терапия

Центр обучения
"Оранжевое солнце"

8 (343) 20-10-220

Посты по тэгу: танцевально-двигательная терапия

История танцевально-двигательной терапии

Апрель 6, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

Танцевально-двигательная терапия (ТДТ) является областью психотерапии. Как отдельное направление она оформилась примерно в 50-70-х годах 20 столетия, в начале в США, а затем – в 60-80-х годах в Великобритании, Германии и Израиле.

В 80-90-х годах ТДТ получила свое развитие в других странах Европы, Азии, в Австралии и в России. Официальным годом рождения ТДТ в России можно считать 1995, когда была создана Ассоциация ТДТ в Москве. Понятно, что неофициально все началось гораздо раньше.

Танцевально-двигательная психотерапия использует движение и творческое выражение в контексте психотерапевтических отношений, в которых происходит смещение с чисто вербального подхода к телесно-ориентированному. Процесс включает вербальную и невербальную коммуникацию, в процессе которой творчески актуализирует самовыражение, самопринятие, способность делать выбор, принимать решения и осознанно развиваться, делая свою жизнь все более наполненной, творческой и осмысленной.

ТДТ – это междисциплинарная область: она существует на стыке психотерапии и танцевального искусства. Кроме того, ее питают многие другие области знания. Среди них: анатомия, физиология, психофизиология, кинезиология, нейропсихология, самые разные теории движения и танца, психология и т.д., – т.е. практически все, что можно отнести к областям знания о теле, движении, танце, психике, о творческом процессе и творческом выражении.

ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ТДТ

Невозможно понять суть ТДТ, без обращения к основным источникам, которые питают ТДТ, как отдельную школу психотерапии.

В этой связи следует выделить четыре исторических аспекта:

1. Это развитие науки, и прежде всего психоаналитических школ, связанных с открытием З.Фрейдом психической реальности и рассмотрением психики, как динамики сознательных и бессознательных процессов в онтогенезе человека. З.Фрейд дал толчок развитию глубинной психологии, где можно выделить три основных школы:

К 40 – 50-м годам психоаналитические направления достаточно укрепились в психотерапии, как альтернатива традиционному гипнозу. Появилось множество других школ, которые либо опровергали, либо развивали эти основные теории и практики – таким образом, внося неоценимый вклад в общее понимание психологических законов.

ТДТ рождалась, уже опираясь на традиции и новые психотерапевтические школы и направления. Танце-терапевты (в зависимости от своих склонностей и общей психотерапевтической подготовки и опыта) могли использовать универсальный язык движения для соотнесения и сопоставления своей практики с любыми психологическими концепциями. ТДТ своего рода мета-уровень, способный провести параллель и объединить знания, опыт и концепции различных психотерапевтических направлений. В тоже время ТДТ развивает свою теорию, основанную на представлении о психосоматическом единстве.

2. Начало века стало эпохой модерна в искусстве: пробовались новые формы, новые принципы. Танец также вышел за рамки привычного. В России из танцевальных новаторов известна Изадора Дункан. Она была неповторима, как исполнительница и выражала именно те идеи, которые были знаменем модернистского искусства. Она не оставила после себя школы. Основание новых танцевальных форм танцевальной педагогики связано с другими именами. И, прежде всего, стоит выделить австрийского танцовщика, хореографа и философа Рудольфа фон Лабана. Он был выдающимся педагогом и теоретиком движения и танца.

Именно Р. Лабан претворял в жизнь принцип ценности индивидуального выражения в танце. Отказавшись от привычного балетного тренажа, он разработал свой подход к обучению и постановке движенческой техники, которая позволяла максимально раскрыть индивидуальные особенности выражения каждого танцовщика. Кроме того, он создал систему записи и описания любого человеческого движения (как ноты для записи музыки), которая в настоящее время является теоретической основой и способом анализа и диагностики в ТДТ.

Его учение в 60-70 годах было продолжено Ирмгард Бартениефф, которая добавила особую систему упражнений (Основы Бартениефф), гармонизирующую движение и обучающую правильному и экономичному использованию тела в движении. В настоящее время Лабананализ и Основы Бартениефф являются составной частью методологии ТДТ, а также ее отдельным направлением.

Второе имя – немецкая танцовщица и хореограф Мери Вигман – основоположница танцевального экспрессионизма. Ее больше всего интересовали человеческие аффекты. Эмоциональное переживание рождало телесную форму и определяло качество движения. В балете же наоборот, набор определенных форм служит выражению различных содержаний. Мери Вигман привнесла в танцевальную педагогику и балетмейстерское искусство импровизацию.

Танцевальная импровизация – это способы спонтанного движения. Когда человек спонтанно двигается, он выражает себя очень точно и честно: в спонтанном движении могут материализоваться бессознательные стороны личности. Бессознательное может стать видимым, обрести форму, таким образом, человек способен воссоединиться с потерянными частями себя, своими психологическими ресурсами. И если осознать это, то открывается возможность к самопознанию и обретению большей личностной целостности и интегрированности – а это основная часть и цель психотерапевтического процесса. Т.е. оказалось, что сама импровизация сталкивала танцовщиков и педагогов с целительной силой танца.

Не случайно, что все первые танце-терапевты были учениками Р.Лабана и М.Вигман или их последователей.

Например, Мэриан Чейс имела собственную студию. И постепенно ее интерес все больше смещался с исполнительского искусства на процесс исследования индивидуальности в танцевальной импровизации. Она видела, что ее студенты раскрывались и менялись как личности, становясь все более целостными, все более самими собой.

Есть легенда, что среди ее учеников были люди, одновременно находившиеся в психотерапии. И прсихотерапевты обратили внимание на улучшение состояния своих пациентов, которое было связано с занятиями у М.Чейс. Постепенно некоторые психотерапевты стали направлять своих пациентов на занятия по танцевальной импровизации в ее студию. И в 1946 году Мэриан Чейс была официально приглашена на работу в психиатрическую больницу им. Св.Элизабет в Вашингтоне (округ Колумбия), где в тесном сотрудничестве с психиатрами и родился ее метод. Вероятно, эту дату и можно считать днем рождения ТДТ.

Следует упомянуть, что эта клиника – одна из самых передовых психиатрических больниц в США. Она известна своим гуманистическим подходом в психиатрии и по сей день остается новатором в применении терапий творческим выражением в психиатрическом лечении. Среди пионеров ТДТ следует также упомянуть Труди Шуп, Мери Уайтхаус и Лилан Эспенак.

3. Стоит отдельно сказать о Вильгельме Райхе и его учении о мышечно-эмоциональных блоках и характерном панцире. Он был одним из самых талантливых учеников З.Фрейда, который первый среди аналитиков обратил внимание не только на то, что говорит пациент, но и, прежде всего, как он говорит. Райх говорил, что невыраженные эмоциональные переживания не исчезает, а остается в мышцах и “застревает” там в виде мышечных блоков. Эмоции в виде мышечных зажимов годами оставаясь в теле невыраженными и неосознанными, образуют мышечный панцирь, или характерный панцирь, который отражает способы психологических защит (часто патогенных) и его структуру характера, сформировавшуюся под их действием.

В.Райх, будучи аналитиком, предложил не просто вербальный анализ, а он непосредственно воздействовал на мышечные блоки, чтобы освободить их и скрытые в них эмоции, и на этой основе анализировать ситуации, отношения с людьми, вызвавших эти чувства и переживания.

ТДТ обращается к этому пониманию психосоматических механизмов, сформулированных В.Райхом, но практически не использует его методов работы.

4. Нельзя не упомянуть изначальное предназначение танца и древние целительские практики, где танец был неотъемлемым атрибутом, и которое было полностью утеряно в современной цивилизации.

Еще до появления языка, движение, жесты были средством коммуникации первобытных людей. И в первых человеческих общинах танец был одним из главных составляющих общинной жизни: как индивидуальным способом выражения (страха, печали, радости и т.д.), так и способом передачи культурного наследия. До сих пор в племенах аборигенов вместо вопроса: “из какого ты племени?” спрашивают: “Какой танец ты исполняешь?”

Танец сопровождал все ритуалы перехода (рождение, свадьба, смерть и т.д.), все праздники и торжества, события повседневной жизни (охота, рыбалка, и пр.), военные походы. Именно в танце человек передавал свое отношение с неведанным и непознанным, с природой, свою связь со Вселенной и с богами и духами. Танец служил средством духовной и целительской практики. И в основе этого – не эстетическая форма, а выражение Сокровенного в человеке.

И ТДТ после многих и многих веков отношения к танцу, как к форме элитного искусства, возвращает танцу его первозданный смысл: не важно как ты двигаешься, важно, что ты ощущаешь, чувствуешь и думаешь, важно, что ты выражаешь своим танцем.

Ведь тело – это единственное, что в человеке не лжет и может помочь ему раскрыть и выразить себя во всей своей полноте и истине.

Абрахам Маслоу говорил, что “…так же как человек имеет инстинктивные потребности, которые являются частью его биологической природы, он имеет и высшие потребности; например, потребность быть значимым, потребность в уважении и потребность в свободе самовыражения”. Если перевести это на язык танце-терапии – это потребность быть видимым, что возможно только в движении.

Итак, суммируя вышесказанное, танце-терапевты обращаются к целительной силе танца, к силе творческого выражения в движении, а также используют достижения современной танцевальной педагогики, и обращаются к исследованиям движения и к опыту различных психотерапевтических школ (прежде всего психодинамической, экзистенциальной, гуманистической и трансперсональной).

Исторические корни танцевально-двигательной терапии

Апрель 6, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

Корни танцевально-двигательной терапии лежат в практи­ках древнейших цивилизаций. Возможно, люди начали танце­вать и использовать движение как средство коммуникации за­долго до возникновения языка. Тысячелетия в разных культурах существовали ритуальные танцы для лечения больных, оплакивания мертвых, празднования свадеб, побед. Подражая животным, охотники как бы перевоплощались в зве­ря, в результате чего появлялась уверенность, которая помогала успешной охоте. Воинские танцы способствовали подъему бое­вого духа настолько, что воины безоглядно шли в бой.

Кто идет в группы танце-двигательной терапии

Апрель 6, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

Сегодня многие идут в группы танцевально-двигательной терапии, чтобы обрести уверенность в себе, в отношениях с другими людьми, раскрыть свой потенциал.

С детства нас учат подавлять свои эмоции, особенно такие, как обида, страх, гнев и даже радость. Но нет таких эмоций, которые не отражались бы в теле. Тело «знает и помнит» все страдания нашей души. Оно подает нам сигналы, которые мы часто не понимаем, так как контакт с ним нарушен, а иногда и полностью потерян. Отчуждение от собственного тела ведет к стрессам, болезням, депрессии, чувству одиночества и отчуждения от других людей.

Танец позволяет человеку без риска высказать всё, что не может быть выражено словами, он облегчает доступ к глубоко скрытым фантазиям и позволяет придать им форму. Таким образом, танец символически выражает человеческие возможности и конфликты.

Когда человек двигается спонтанно, он выражает себя очень точно и честно: в спонтанном движении могут материализоваться бессознательные стороны личности. Бессознательное может стать видимым, обрести форму, таким образом, человек способен воссоединиться с потерянными частями себя, своими психологическими ресурсами. И если осознать это, то открывается возможность к самопознанию и обретению большей личностной целостности и интегрированности, а это основная часть и цель психотерапевтического процесса.

Если с помощью танца мы научимся любить и доверять своему телу, как следствие, мы научимся любить и доверять себе. Терапевтический эффект происходит на глубинном телесном уровне. Если танец помогает нам легко подстраиваться и чувствовать партнера, то и в жизни мы сможем общаться свободнее и находить новых друзей и партнеров, быть более открытыми и внимательными к другим людям. Снятие мышечных блоков ведет к развитию чувственности, сердечности и открытости по отношению к другим людям и окружающему миру. Это делает нашу жизнь эмоционально богаче, раскрашенной в более яркие краски.

Главным отличием танцевальной терапии от хореографии является отсутствие установленного словаря движения и предусмотренного результата танцевального выражения. Для ТДТ важно не то, КАК человек двигается, а то, ЧТО он чувствует во время танца.

Второе отличие – это наличие терапевта, человека, который должен иметь два образования, танцевальное и обязательно психологическое.

Танцевальная терапия может применяться:

Может проводиться в групповой и индивидуальной форме.

А также способствует:

Тело и психика нераздельно взаимосвязаны и оказывают постоянное взаимное влияние друг на друга. Для танце-терапевта является аксиомой понимание того, что тело – это зеркало души, а движение – это выражение человеческого «я». Делая более гибким тело, мы делаем более гибкой и душу, и наоборот. Следовательно, задачей терапии является достижение самоосознавания, исследуя реакции тела и его действия.

Танец – это коммуникация, которая осуществляется на трех уровнях: с самим собой, с другими людьми, и с миром.

Через танец мы делаем шаг к принятию свободы и творчества в повседневной жизни, соглашаемся увидеть мир и себя в нем под новым – порой неожиданным – углом.

Ведь тело – это единственное, что в человеке не лжет и может помочь ему раскрыть и выразить себя во всей своей полноте и истине.

Основные принципы и задачи танцевально-двигательной терапии

Апрель 6, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

1. Тело и психика нераздельно взаимосвязаны и оказывают постоянное взаимное влияние друг на друга. Для танце-терапевта является аксиомой понимание , что тело – зеркало души, а движение – это выражение человеческого “я”. Делая более гибким тело, мы делаем более гибкой и душу, и наоборот. Следовательно, задачей терапии является достижение самоосознавания, исследуя реакции тела и его действия.

Польза танцевально-двигательной терапии

Апрель 5, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

Танцевальная терапия может быть полезна для различных пациентов – психических больных, раковых больных, одиноких пожилых людей и многих других. Танец зачастую является легким способом выражения эмоций, даже если опыт человека настолько травматичен, что он(а) не может говорить об этом. Поэтому танце-двигательная терапия используется в работе с жертвами изнасилования, сексуальных домогательств и инцеста. Танцевальная терапия также может помочь людям с физическими недостатками улучшить свою самооценку, научиться балансу и координации.

Танцевальные терапевты работают с людьми, у которых есть хронические и смертельные заболевания, чтобы помочь им соотноситься с болью, страхом смерти и изменениям в образе тела. Люди с этими болезнями говорят, что классы танце- двигательной терапии помогают им расслабиться, забыть о боли и эмоциональных проблемах и выразить чувства по отношению к запретным темам (таким, как угроза смерти).

Танцевальная терапия применима как для тех, кто имеет танцевальное образование, так и для тех, кто на танцполе двигается очень неуклюже. В танцевальной терапии акцент ставится на честном выражении чувств и свободном движении, а не на определенных движениях. Дети, которые не могут танцевать сложные танцы и не могут в течение долгого времени сидеть неподвижно (что необходимо в традиционной психотерапии), могут получить пользу от свободно протекающей сессии танцевальной терапии. Даже пожилые люди, которые уже не могут хорошо двигаться, и даже те из них, кто перемещается в инвалидных креслах, могут участвовать в танцевальной терапии. Все, что им требуется, – это двигаться по-своему под ритм музыки.

Танцевальная терапия может быть полезна в ситуации один на один, когда терапевт работает только с одним пациентом, что дает безопасность в выражении чувств. Занятия в группе могут дать ощущение эмоциональной поддержки, улучшить навыки коммуникации и способность ставить границы (что жизненно важно для жертв сексуальных домогательств).

Работа с эмоциями в процессе танцевально-двигательной терапии

Апрель 5, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

В танцевально-двигательной терапии (ТДТ), как и во многих других направлениях психотерапии, большое внимание уделяется эмоциональным переживаниям и чувствам человека. ТДТ основана на убеждении, что существуют взаимоотношения между движением и эмоцией. В теле есть мышечная память, которая тесным образом связана с чувствами, которые мы когда-либо переживали в определенных ситуациях.

Танцевально-двигательная терапия

Апрель 5, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

“Душа и тело – не отдельные сущности, а одна и та же жизнь”. Карл Юнг

“Те, кто видит разницу между душой и телом, не имеют ни того, ни другого”. Оскар Уайльд

В 21 веке очень большую популярность для разрешения эмоциональных и психологических проблем человека приобретает вид психотерапии, использующий активизацию двигательной функции организма человека для установления взаимосвязи между физической и духовной жизнью человека. Конечной целью данного вида психотерапии является снижение степени влияния внутренней напряженности на состояние человека посредством активизации тела пациента, обнаружение причин возникновения внутренних и межличностных конфликтов и дискомфорта, достижение максимальной интеграции тела и души человека для ощущения жизненной гармонии и спокойствия, осознание человеком собственных возможностей при помощи движения и танца. Как многие, наверное, уже догадались, речь идет о танцевально-двигательной терапии.

История танцевально-двигательной терапии уходит своими корнями в древнейшие времена, когда танец служил для людей одним из основных способов передачи информации, эмоций и чувств, причем еще задолго до возникновения языковой формы коммуникации. Связь человека с танцем настолько существенна, что большинству людей свойственно отображение в танце тех же самых движений, которые человек производит, выполняя ежедневную работу. Самым ярким примером являются аборигены. Когда абориген загоняет добычу и готовится ее заколоть, он производит движение руки с копьем вверх, а во время приготовления пищи и танцев у костра аборигены танцуют с поднятыми вверх руками.

Многие люди ошибочно считают физическую и духовную жизни абсолютно не взаимосвязанными. Данные люди делятся на две основные категории:

1. Люди, акцентирующие все свое внимание на собственном теле, совершенно не обращая внимание на душу. Если у такого человека болит голова, он сразу же начинает лечить, как он полагает, основную причину – непосредственно головную боль, наполняя свой организм множеством лекарственных препаратов, даже не предполагая, что причина головной боли скрыта в плохом эмоциональном состоянии или отсутствии отдыха. Зачастую человек, считающий свое тело несовершенным вследствие наличия лишних килограммов, в первую очередь начинает истязать свое тело физическими упражнениями, в частности, бегом. Это замечательно в той ситуации, если причина проблемы заключается именно в лишнем весе. Однако, как показывает практика, человек часто корит и упрекает себя за свою внешность вследствие своей низкой самооценки или внезапно нагрянувшей депрессии. Наглядным примером последнего могут служить фотомодели. Они настолько зациклены на состоянии своего тела, что каждый лишний килограмм воспринимается как непоправимая трагедия.

Прежде, чем совершать необдуманные действия, человеку следует всерьез задуматься об истинных причинах проблемы, прислушаться к своему внутреннему “Я”, и танцевально-двигательная терапия – одно из лучших и наиболее доступных средств для этого.

2. Люди, зацикленные на зове своего сердца, своих ощущениях, которые абсолютно игнорируют тревожные сигналы, посылаемые телом. Всех нас долгое время учили тому, что все свое время следует уделять духовному развитию, выработке положительных качеств и манер, совершенно забывая о необходимости совершенствования своего тела. Однако, меняются времена, а вместе с ними претерпевают изменение и человеческие ценности, и тело человека в наше время стоит далеко не на последнем месте. Немногие догадываются о том, что наше физическое тело способно передавать состояние человека лучше, чем непосредственное проявление эмоций. Самый наглядный пример – нервозность человека перед важным событием (например, свадьба, экзамен, свидание), либо перед принятием важного решения (положить деньги на депозит в некое финансовое учреждение АО “МММ”). У человека в нервном состоянии начинают трястись руки, на лбу выступают капельки пота – естественная реакция тела на внутреннее состояние человека. Под действием регулярных стрессовых ситуаций человек способен испытывать обиду, злость и раздражение. Рано или поздно все эти эмоции, накапливаясь в теле, находят выражение либо в неврозе, либо в эмоциональном срыве, и этот результат также отображается посредством человеческого тела.

Мы живем в мире, требующем от человека сдержанности в выражении собственных эмоций, а также серьезности в словах и поступках. Поэтому многие люди вынуждены принимать существующие правила игры, что приводит к переизбытку накопленных эмоций. Человеческое тело не безгранично, а потому не может постоянно заполняться эмоциями, не давая им выход. Существует два варианта выхода человеческих эмоций – негативные (через крик, истерику, негодование, драку и т.п.) и позитивные (через физические упражнения, активность). Примером позитивного выхода эмоций является танцевально-двигательная терапия.

Танцевально-двигательная терапия – один из видов психотерапии, использующий движение в основе развития физической, социальной и духовной жизни человека. Танцевально-двигательная терапия применима для борьбы со многими проблемами, одними из которых являются эмоциональные и межличностные конфликты, страх перед неудачей, недостаточность коммуникационных навыков, заниженная самооценка. Также данный вид терапии применим для помощи людям, пережившим тяжелую потерю близкого человека, изнасилование, тяжелые психические заболевания, хронические заболевания. Психотерапевт при помощи танца помогает людям забыть о проблемах, расслабиться и самоутвердиться. Главное достоинство танцевально-двигательной терапии в сравнении с другими видами терапии состоит в том, что она является общедоступной, так как при занятии этим видом терапии акцент ставится не на качестве выполненных движений, а на тонкости выражения человеком собственных эмоций во время движения, честном выражении чувств и абсолютной свободе движений.

Во время сеансов психотерапевта пациенты зачастую неспособны рассказать о своей проблеме специалисту, в результате чего сеанс не приносит пользы, так как психотерапевт не выявляет проблему и, следовательно, не может предложить пациенту пути ее решения. Если психотерапевт во время сеанса чувствует, что ситуация зашла в тупик и “разговорить” пациента никак не удается, он может попросить человека исполнить несколько движений под музыку. Отследив основные тенденции в движениях пациента, психотерапевт с большой долей вероятности может сказать, в чем состоит его проблема.

Существенный вклад в развитие танцевально-двигательной терапии внесла теория “мышечного панциря” Вильгельма Райха. Он впервые доказал, что зажатость (“мышечный панцирь”) человека возникает в самом детстве и напрямую связана со страхом быть наказанным, непонятым, отчужденным, а также с необходимостью постоянного подавления человеком своих сексуальных ощущений. В результате комплексы и зажимы накапливаются в организме и способны привести к различным душевным и телесным заболеваниям. Вильгельм Райх, являющийся основоположником телесной психотерапии, верил, что осуществление пациентом спонтанных движений тела в комплексе с ровным размеренным дыханием способно снять мышечное напряжение и позволить эффективно устранить зажимы и блоки, мешающие человеку жить.

По одной из версий, основательницей танцевально-двигательной терапии как самостоятельного вида психотерапии является Габриэлла Ротт – театральный режиссер, исследователь новаторского направления в театральном искусстве, известный во всем мире учитель танца, автор знаменитого танца “пяти ритмов”. Вклад Габриэллы Ротт в развитие танцевально-двигательной терапии неоценим – именно она придумала специальные упражнения, позволяющие успешно решить большинство психологических проблем человека при помощи движения. Главная идея упражнений состоит в разделении тела человека на семь основных зон:

Теперь, исходя из данного разделения тела на конкретные зоны, легко можно определить проблему – если вы чувствуете постоянное напряжение и зажатость в области головы и шеи, значит, теперешняя скорость ваших мыслей и действий расходится с оптимальной скоростью, с которой вы привыкли мыслить и действовать. Возможно, причина проблемы кроется в чрезмерно динамичном ритме вашей жизни либо неэффективном использовании собственного времени с последующим форсированием событий жизни. Так или иначе, вам следует придерживаться привычного для вас темпа жизни. Ощущение дискомфорта в зоне номер 2 говорит о том, что вы взяли на себя больший объем обязательств, чем тот, с которым вы в состоянии справиться. Вам стоит пересмотреть свои жизненные цели и приоритеты, возможно, вы занимаетесь не своим истинным призванием. Если вы чувствуете зажатость в локтях (зона номер 3), это свидетельствует о вашей нерешительности и чрезмерной скромности, зажим в зоне 4 говорит о вашей неуверенности в собственных силах, ощущение дискомфорта в области позвоночника и таза (зона номер 5) может означать наличие определенной степени сексуальной закомплексованности. То, как человек сгибает ногу в области коленной чашечки (зона номер 6), говорит о готовности человека к потенциальным изменениям образа жизни. И наконец, зона номер 7 является показателем ваших амбиций, того, какое место в обществе вы стремитесь занять. Если ваша ступня полностью соприкасается с землей при ходьбе, значит, вы полны решимости достигнуть всех намеченных жизненных целей, ваши цели объективны и не противоречивы.

Формы проведения танцевально-двигательной терапии делятся на два типа – индивидуальные и групповые. То, насколько эффективен будет тот или иной тип терапии, зависит от характера и степени открытости человека. С одной стороны, групповая терапия должна быть более эффективной за счет эмоциональной поддержке каждого из членов группы, благодаря которой человек гораздо легче определяет свои проблемы и начинает работу над их устранением, производит (при участии психотерапевта) корректировку собственного “Я”, устанавливает благоприятные межличностные отношения. Основная задача психотерапевта – посредством танцевально-двигательной терапии помочь пациенту усовершенствовать эмоциональную составляющую тела пациента, избавить клиента от скованности и чрезмерной зажатости, сбавить внутреннее напряжение и переживания. Однако метод групповой терапии не всегда оправдывает себя, так как некоторые клиенты неспособны чувствовать себя раскрепощенными при других людях, что напрямую ведет к отсутствию терапевтического эффекта. С данными клиентами лучше проводить индивидуальную танцевально-двигательную терапию, что позволит пациенту почувствовать безопасность и возможность свободно выразить свои эмоции и чувства.

Также стоит отметить, что раньше танцевально-двигательная терапия применялась сугубо для лечения конкретных заболеваний, например болезней психики, то на сегодняшний день данный вид терапии получил более широкое распространение, и используется не только для избавления от недугов, но и как средство релаксации и обретения здорового жизненного тонуса, а также установления более тесного взаимодействия между душой и телом человека.

Танцевально-двигательная терапия в лечении больных раком

Апрель 5, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

Бирюкова И.В. Танцевально-двигательная терапия: тело как зеркало души // Журнал практического психолога // №1-2, 2001.

В глубинном подсознательном у нас всегда есть своя доля страхов, беспомощности, безнадежности и отчаяния, поэтому, чтобы это не разрушало изнутри, нельзя подпитывать эти переживания.

У больных раком психодинамические методы не работают, просто нет времени на то, чтобы выявлять глубинные бессознательные конфликты, нужно действовать только через ресурс и поддержку жизнеутверждающих состояний. Страх перед своими чувствами, перед внутренней реальностью очень сильный, и им трудно принимать помощь и искреннее внимание к себе. На фоне сильного механизма вытеснения или отрицания определенных переживаний и диффузной тревоги почти нет осознания связи между телом и душой.

 

Основные принципы танцевально-двигательной терапии:

 

Тело и психика неразрывны и оказывают постоянное взаимное влияние друг на друга. Делая более гибким тело, мы делаем более гибкой и душу, и наоборот.

Танец – это коммуникация, которая осуществляется на трех уровнях: с самим собой, с другими людьми и с миром. Целостность триады: мысли – чувства – поведение, изменения в одном влекут изменения в двух других. Обращение к творческим ресурсам человека, как неиссякаемому источнику жизненной силы и созидательной энергии.

Танцевально-двигательная терапия обращается к телу напрямую, танец позволяет по другому ощутить свое тело, расширить свое представление о нем, и на уровне ощущений воспринять его не только как вместилище боли, но также радости и удовольствия, что может стать источником ресурса на фоне безнадежности, тревоги и депрессии. Включение в танец – это уже проявление собственной активности, значит через это можно воздействовать на уровень пассивности-активности человека. Через тело можно вызвать и развивать визуальные образы и метафоры, сделав эмоциональное переживание управляемым и более многомерным в ощущениях и чувствах. Такой опыт открывает дверь к символам – языку души, с которыми можно играть творчески в танце, выражать их и преобразовывать в позитивное, и таким образом, далее делать мостик к убеждениям и к новому положительному настрою. Танец учит мобилизовываться и расслабляться, отпускать ненужное напряжение, а вместе с ним ставшие ненужными переживания, застрявшие в теле. Возвращая чувственность, ощущение радости и интереса в тело, можно опосредованно привнести их и в душевное состояние.

 

Применение танца в терапевтическом контексте

 

Одной из первых, кто применил танец в реабилитации онкологических пациентов, была Анна Халприн, современный американский хореограф, танцовщица и педагог- новатор. Ее танец помог ей самой излечиться от рака груди около 30 лет назад.

“Я не говорю, что танец может вылечить рак у человека, танец способствует исцелению. Человек с сильной волей к жизни, решивший жить, выздороветь и не сдаваться перед лицом болезни, имеет больше шансов преодолеть рак, чем тот, который лишь следует советам докторов и пассивен в своем исцелении”.

 

Анна Халприн четко постулирует разницу между лечением и исцелением болезни

 

Лечить – означает уменьшать физически боль, болезнь. В случае с раком – это обычно хирургическое вмешательство, лучевая терапия и химиотерапия. Все эти интервенции направлены на физическое тело. Исцелять – это одновременно воздействовать на многие жизненные проявления человека. Здесь усилия направляются на достижение здоровья в психической, духовной и физической сфере. Абсолютно необходимо обращение к системе жизненных установок и ценностей. Более высокий рейтинг выживания имеют люди, которые обладают творческим и целостным подходом к жизни.

 

Цели танцевально-двигательной терапии для онкологических пациентов

 

 

Основные темы занятий

 

Работа строилась на использовании тренажа из танца-модерн, джаз-танца, танцевальной импровизации и на привлечении этнических традиций русского, цыганского, арабского и испанского танцев. Большая часть занятия проводилась сидя на стульях, не все пациенты могли долго держаться на ногах.

Где живет моя радость? Моя жизненная сила. Что я получаю и отдаю в жизни? Как я принимаю любовь и внимание близких? Как я могу освободиться от груза на сердце? Мои слабости и сила. Право говорить „нет”. Границы ответственности: бремя или благо. Копилка радостей и удовольствий. Моя молитва. Питание тела, души, духа. Прощение. Внутреннее очищение. Благодарение.

 

Практические рекомендации по использованию методов танцевально-двигательной терапии

 

1. Танец обладает сильным тонизирующим эффектом, поэтому для тех, у кого повышенное артериальное давление, движения должны быть медленные и плавные, с преимущественным направлением вниз. Особенное внимание дыханию, так как некоторые пациенты имеют тенденцию задерживать дыхание или дышать слишком сильно и напряженно. Необходимо по ходу занятия обучаться спокойному расслабленному дыханию.

2. Одна из главных задач – научиться различать телесные ощущения: „комфортно – некомфортно”. Важно понять, что смысл не в повторении движений, это не гимнастика, смысл – в каждом движении слушать свое тело и не выходить за рамки комфортности, ни одно движение не должно вызывать неприятные или болевые ощущения. Если это происходит, следует замедлиться, или остановиться и просто сделать упражнение на чувственное осознание дыхания, необходимо знать свою комфортную амплитуду движения, части и области тела, которые требуют повышенного внимания.

3. Все занятия проходят под музыку. Это важный фактор в создании настроения.

4. Так как танцевально-двигательная терапия может быть очень сильным очищающим психику средством, важно работать здесь как с телесной травмой. Начинать всегда нужно из ресурсного места, уделяя особенное внимание осознанию дыхания, ощущениям периферических участков тела и заземлению. Это позволяет „рассеивать” энергию травматической капсулы (СКО) на телесном уровне, существенно уменьшая действие ее “заряда” на психику. Ни в коем случае не следует специально оставаться в боли, но при этом, не следует ее подавлять или игнорировать. Дело в том, что напитавшись ресурсом, боль становиться переносимее. Тогда, даже если начинается выход сильных чувств, это не будет пугающим для пациентов.

Танцевально-двигательная терапия с семьями и детьми

Апрель 5, 2016

Профессиональный курс “Танцевально-двигательная терапия”

М.А. Бебик

В предлагаемой вниманию читателей статье представлено описание практического опыта работы с семьями, с подростками и детьми, а также некоторые материалы учебного курса по работе с семьями в танцевально-двигательной терапии.Многие теоретические обоснования могут показаться спорными, так как выведены из практического опыта. В статье рассмотрены случаи из практики, в которых применение танцевально-двигательной терапии оказалось эффективным методом решения определенных терапевтических задач.

Мой личный путь с детства был связан с занятиями музыкой, театром и танцами. Эти сферы помогали мне выражать радость, переживать горе, расти и развиваться. И, когда я выбрала профессию психолога, я знала сразу, что область моих интересов будет связана с практической деятельностью, сочетающей психологию с различными формами творчества.

Двенадцать лет назад я начала работать в качестве психолога с детьми пяти-шести лет в Доме Творчества. Это был одногодичный курс занятий по развитию творческих способностей. Мы лепили из глины и пластилина, рисовали акварелями, гуашью и карандашами, пели песни, играли, сочиняли сказки, придумывали собственные игры, танцы, спектакли то есть осваивали самые различные формы творчества. Довольно быстро, узнав, что занятия ведет психолог, родители стали обращаться с вопросами о том, как вести себя с детьми в сложных ситуациях, как лучше помогать ребенку в развитии его способностей и как их распознавать, как налаживать отношения разновозрастных детей в семье и так далее.

В то время я еще обучалась на факультете психологии МГУ им. Ломоносова а также в международной программе по психодраме, соединяя таким образом психологию и театр. В дальнейшем, я прошла еще одну специализацию в области психотерапии – 4-летнюю международную обучающую программу по танцевально-двигательной терапии (Руководитель – Бирюкова И.В.).

Моя дипломная работа была посвящена исследованию влияния танцевально-двигательной терапии в решении проблемы самопринятия. (Руководитель – канд. психол. наук. И.Г. Кокурина., со-руководитель – И.В. Бирюкова) В результате, мне удалось осуществить свою мечту – соединить в практической работе психологию, театр и танец, а также добавить элементы арт-терапии.

Общение с различными семьями позволило мне увидеть, как присутствие творчества в повседневной жизни семьи может помочь в решении трудностей, которые в ней возникают. Часто семьи приходят в терапию в таком состоянии, что о творческом подходе в жизни давно забыто. Мы начинаем разбирать сложные ситуации и конфликты, и оказывается, что слова уже “не работают” или им уже не верят. В таких случаях я прошу “показать” ситуацию (используя психодраму) или станцевать (применяя танцевально-двигательную терапию).

 

Танцевально-двигательная терапия в работе с семьями с темой установления личных границ

 

Приведу пример из практики, когда слова “перестали работать”: на семейную терапию ходила мама с двумя дочерьми подросткового возраста (отец ушел из семьи, когда детям было 4 и 5 лет). Главной темой их взаимоотношений было непонимание друг друга: конфликты вспыхивали по любому поводу, они кричали и угрожали друг другу, хлопали дверьми и по очереди убегали из дома. Большое количество терапевтических сессий мы посвятили проговариванию позиций друг друга, установлению правил и взаимоприемлемых договоренностей.

Проходило время, и они возвращались после очередного цикла терапии с еще большим накалом во взаимоотношениях в связи с нарушением тех договоров, которые были установлены ими в ходе наших встреч. Тема нарушения границ стала главной. Однажды они пришли в таком состоянии, что не могли разговаривать друг с другом. Обозначив тему границ, я предложила им невербально исследовать границы и проксемику (т.е. отношения дистанции и близости относительно друг друга).

Нужно было ощутить то расстояние, которое существует между ними на данный момент, и то, которое им хотелось бы иметь. Это был своеобразный парный танец, в котором очень уверенным движением показывалось, где следовало остановиться другому: “Стоп!”. Каково же было их удивление, когда они увидели, что расстояние, которое существует реально, слишком близкое для них и очень тесное, так как любое движение одного физически задевало личное пространство другого. Поэтому любая искра разгоралась в пламя, любое слово воспринималось как угроза, нападение или вторжение в личное пространство. Следующая часть работы их удивила не меньше – оказалось, что расстояние, на котором они чувствуют себя комфортно, очень большое.

Для дочек было открытием то, что мама останавливала каждую из них на довольно большом расстоянии. Им казалось, что их маме вообще не требуется собственное пространство, что она живет исключительно их интересами. И только в результате такой двигательной работы у них появилась способность говорить и слышать друг друга. Эта сессия стала кардинальной для их семьи. После нее мама перестала водить детей к разным психологам с постоянным запросом: “Сделайте с моими дочками что-нибудь, чтобы они слушались и уважали меня”. Она приняла решение о своей личной длительной терапии. Этот пример наглядно показывает, как работа с движением может эффективно снять сопротивление и помочь увидеть реальную ситуацию. Кроме того, подобное двигательное исследование позволяет пережить и изменить ее на физическом уровне, получить новый телесный опыт комфортного сосуществования в семье.

 

Ролевое взаимодействие в семье

 

Следующей темой, с которой эффективно можно работать с семьями, применяя метод танцевально-двигательной терапии, является ролевое взаимодействие в семье. Одно из исследований, которое мы можем предложить в этой связи, называется “Кинетическая скульптура”. Мы просим, сделать скульптуру взаимоотношений каждого из членов семьи и “оживить” ее, задавая каждому характерное движение.

На словах часто может утверждаться “правильное” распределение ролей в семье, но в таком танце всегда видны как зоны проблемного взаимодействия, так и реальные взаимоотношения: кто на самом деле играет роль ребенка, кто – родителей, кто – дедушек и бабушек и т.д. Перефразируя название известной передачи “Очевидное – невероятное”, можно утверждать, что в танцевально-двигательной терапии вероятное и невероятное становится очевидным через движение, мимику, жесты и звуки.

Танцевально-двигательная терапия может применяться, когда идет психологическая работа с выражением чувств внутри семьи. Особенно в тех случаях, когда оказывается недостаточным осознать и назвать чувства, а важно их выразить. Эмоции живут в теле, поэтому движение, сочинение своего танца является способом выражения чувств.

Несколько лет назад я столкнулась с тем, что многие дети пяти-шести лет с трудом осознают и называют какие-либо эмоции. На вопрос: “Что ты чувствуешь?”, они в лучшем случае отвечали: “Мне хорошо” или “Мне так себе”, а более распространенный ответ был: “Не знаю”. Отсутствие развитого эмоционального словаря и разнообразных способов его выражения может создавать в развитии ребенка личностные трудности в самоидентификации, общении с другими, реализации своих способностей. В рамках специализации по танцевально-двигательной терапии существует семинар “Базовые аффекты”.

Этот материал вдохновил меня на создание курса по знакомству с эмоциями для детей, который прошел апробацию в “Детских Творческих Мастерских на Соколе” при Госклубе “Факел”, где я работаю уже восемь лет. Уникальность этих Мастерских в том, что преподаватели обладают не только высокими преподавательскими способностями, но и реализуются как художники, музыканты, актеры, режиссеры, танцоры и другие специалисты из разных областей. Подход к каждому ребенку состоит в том, чтобы помочь раскрыть его творческие таланты, научить общаться, выражать себя, чувствовать себя уверенно в жизни, повысить способность адаптации к различным жизненным изменениям.

Возвращаясь к теме создания курса для детей по исследованию базовых эмоций, мы каждое занятие посвящали исследованию одной эмоции. Мы рисовали ее, разговаривали о ней, сочиняли сказки, и каждый ребенок придумывал танец выбранной эмоции. Большое удовольствие у детей вызывало именно сочинение своих танцев, где они могли выразить свои чувства в безопасной форме. Интересное наблюдение состоит в том, что в этом возрасте дети неохотно играют отрицательных персонажей, предпочитая изображать принцесс и принцев, но они с энтузиазмом сочиняли танец злости, становились злостью, исполняя ее танец, и это не вызывало сопротивления. Значимость выражения эмоций через движение состоит в том, что именно таким образом осуществляется знакомство с собственными эмоциями, их принятие, а также развитие психологической способности переживать собственные чувства и принимать их у других. Прошло уже семь лет со времени проведения первой такой группы и дети, уже ставшие подростками, до сих пор вспоминают эту работу с эмоциями.

 

Работа с довербальными стадиями развития в танцевально-двигательной терапии

 

Наверное, одна из самых сильных сторон танцевально-двигательной терапии как метода является работа с довербальными стадиями развития, так как опыт этого периода запоминается телесно и не оформлен в слова, поэтому через движение появляется возможность войти в соприкосновение с этим ранним опытом, осознать и изменить его, если потребуется.

Приведу случай из практики, который является для меня одним из ярких примеров работы с восстановлением базового доверия к миру с помощью танцевально-двигательной терапии. Ко мне обратилась мама семилетней девочки, которая не хотела учиться, не отвечала на уроках. Когда я стала общаться с ребенком, она мне сразу после знакомства сказала: “А знаешь, я не хочу быть человеком. Мне так плохо. Я всегда мечтала жить в море и быть водорослями, чтобы волны меня качали”.

Из истории семьи стало известно, что мама с папой в разводе и находятся в конфликте почти с рождения дочки. Мама пыталась уйти от проблем в работу, а дочку с первого месяца от рождения растили няни, которые гуляли, кормили, одевали ребенка, но довольно мало общались, так как совмещали свои обязанности с ролью домработницы, а девочка проводила время в основном одна.

Когда мы начали терапию, Аня (имя изменено) приходила в кабинет и сразу говорила: “Я буду водорослями”, после чего замолкала надолго, ложилась на ковер и медленно качала руками, поднимая их немного вверх. Я была “зеркалом”, повторяя ее движения, подчеркивая их основные характеристики. (“Зеркало” – одна из основных техник в танцевально-двигательной терапии, которая позволяет на глубоком телесном уровне настроиться на состояние человека и быть вместе с ним, полностью присутствуя в текущем моменте. Такое качество взаимоотношений называется кинестетической эмпатией).

Сначала Аня делала вид, что ей все равно, что я присутствую в комнате, время от времени она лишь бросала быстрые взгляды и тут же отворачивалась. В конце встречи она вставала на ноги и молча уходила, не отвечая на вопросы. Временами, когда я чуть приближалась к ней, она отодвигалась, а иногда я чуть ближе подносила свои руки к ее рукам, и мы вместе покачивали их, как водоросли. Так прошло несколько встреч, а в конце пятой сессии она вдруг сказала: “Это то, как я хочу жить. Спасибо”. На следующую сессию она пришла более энергичная, радостная и сказала: “А давай сегодня будем кошками”. И мы всю сессию ползали на четвереньках и мяукали. Так прошло еще три встречи.

На девятой встрече я предложила построить котятам домики. У каждой из нас появился свой домик, со своими границами, Мы могли ходить друг к другу в гости, спрашивая разрешения войти. Можно было сказать: “Нет” Это была очень важная работа по установлению своих границ и осознанию, что они есть. А на двенадцатую сессию мы превратились в хозяев, у которых живут эти котята. Аня встала на ноги и стала строить дом для себя и играть в то, как она гуляет с котенком. А потом она предложила объединить наши домики. За это время ситуация в школе изменилась. Аня стала общаться с другими детьми и с учителями, отвечать на вопросы.

Если проследить динамику нашей работы, то можно предположить, что работа началась с восстановления доверия к миру еще в перинатальном периоде, о чем свидетельствуют образы воды и водорослей. Затем стадия от 0 до 1 года (формирование базового доверия к миру по Э.Эриксону), когда ребенок еще лежит на спинке или на животике и может совершать небольшие движения, получая информацию о мире через телесный опыт, невербальное общение с матерью, через то, как она его держит, отзеркаливает звуки, мимику, выражает свое отношение к ребенку. (Флейк-Хобсон К., Робиртсон Б.Е., Скин П.)

А потом мы перешли к периоду ползания, ползали столько, сколько понадобилось для освоения пространства и исследования границ своих и внешнего мира. В данной работе Ане было важно получить невербальный опыт присутствия взрослого рядом, сначала здесь невозможно было работать словами, так как Аня молчала, отказывалась говорить, поэтому важно было помочь обрести ей собственную уверенность и доверие к миру взрослых на телесном уровне.

 

Индивидуальная работа с подростками в танцевально-двигательной терапии

 

Когда задают вопрос, а как можно применять танцевально-двигательную терапию в работе с подростками, важно уточнять, в какой работе – в группах иди индивидуально. Так как выбор техник сильно отличается, в связи с особенностями именно этого возраста.

К задачам возраста примерно с 12 до 15 лет относятся вопросы самоидентификации, коммуникации со сверстниками, с противоположным полом, со старшими, осознание и принятие эмоциональных и физических изменений. В группах подростков я применяю структурированные техники танцевально-двигательной терапии, так как один из главных вопросов, волнующих подростков, является: “Как я буду выглядеть в глазах моих сверстников, что обо мне подумают, не посмеются ли, если я покажу себя таким, какой (какая) я есть? И вообще, кто я сейчас?”

Поэтому важно выбирать структурированные задания, упражнения, игры, лучше изобразить кого-то, чем предлагать спонтанно двигаться. Это возможно, если группа идет достаточно длительное время, что бывает не часто, и только тогда, когда в группе есть необходимый уровень доверия для спонтанной работы. А в индивидуальной работе подростки с большей готовностью работают и говорят о своих чувствах. Важной частью работы является осознание, где в теле локализуются разные эмоции и поиск движений, выражающих эти эмоции. Часто это не долгий спонтанный танец, как это бывает у детей, а скорее движение, возможно одно, где танцуют чаще руки.

Именно с подростками эффективно работает синтез психодрамы и танцевально – двигательной терапии, так как им легче играть роли и выражать себя через них, говорить из ролей то, что они думают и чувствуют на самом деле, и находить двигательное выражение собственным эмоциям. Много индивидуальных работ с подростками посвящено интрапсихическим исследованиям собственных чувств. Довольно быстро виден эффект, так как именно в подростковом возрасте остро проявляются проблемы стеснительности, зажатости, неуверенности, что выражается в позах, осанке и походке. Поэтому двигательное высвобождение сдерживаемых эмоций позволяет телу распрямляться, дыханию освобождаться, способствуя, тем самым, процессу самопринятия.

В завершении, говоря об эффективности работы с семьями, детьми и подростками с применением методов танцевально-двигательной терапии, хотелось бы отметить, что существует еще множество других аспектов в рассмотрении этого вопроса, которые не удалось затронуть в данной статье, так как метод танцевально-двигательной терапии многогранен, может синтезироваться с другими методами терапии, и каждый терапевт уникален, привнося свою личность в работу. Еще раз хотелось бы отметить, что танцевально-двигательная терапия как метод позволяет найти ресурсы в собственном теле, научиться их выражать и создавать Свой Неповторимый Танец Жизни.

Литература

Бебик М.А. Использование танце-двигательной терапии в решении проблемы самопринятия. Дипломная работа. М.: МГУ, 1997.

Бирюкова И.В., Бебик М.А. Методическое пособие по танцевально-двигательной терапии: Основные жизненные темы (Готовится к изданию), 2005.

Флейк-Хобсон К., Робиртсон Б.Е., Скин П. Развитие ребенка и его отношений с окружающими. М.:”Центр общечеловеческих ценностей”, 1993.

Терапевтический процесс

Апрель 5, 2016

Танце-двигательная терапия работает на различных уровнях в движенческом контексте, которые зависят от лечебных целей и от уровня развития, на котором функционируют клиенты. Как считают Старк и Лоин, в ТДТ существует два основных пути, способа воздействия:

1) стимулирование телесного действия, для дифференциации и индивидуации селфа и для признания и выражения чувств;

2) помочь прояснить и обеспечить проникновение в эмоциональный символический контекст движения.

Для того чтобы достичь терапевтического изменения, используется процесс, подобный вербальной психотерапии. Используя интерактивный подход в лечении психотических пациентов, Чейс описывает свою танце-терапевтическую сессию следующим образом:

“Движение используется при установлении начального контакта с пациентом и может быть качественно подобно движениям пациента (неточное копирование и подражание, т. е. это часто воспринимается пациентом как насмешка, передразнивание), или они могут выражать абсолютно другую эмоцию, которой терапевт отвечает на действия пациента”.

При разнообразии подходов суть танце-двигательная терапия остается одной и той же. Эмоциональный материал (чувства, темы, символизации и т. д.) развивается посредством использования телесной репрезентации, чтобы вызвать и исследовать материал. Течение сессии развивается, когда терапевт способствует одному спонтанному выражению и соединяет его с другим. Это соединение материала основывается на текущем материале, который раскручивается.

Посредством кинестетической эмпатии делается попытка поймать чувство, наблюдаемое в пациенте. Зеркально отражая выразительное поведение, через визуальную обратную связь терапевт способствует осознанию пациентом своего “Я”. Движенческое поведение пациента затем расширяется и развивается в символический танец, отражающий конфликты, желания, мечты и сны.

Терапевт может быть инициатором движения, образов или содержания. На том, как движение трансформируется и структурируется, основывается на развивающемся терапевтическом процессе и потребностях пациента.
Танце-терапевт Мэри Уайтхаус не сосредотачивает свое внимание на групповом взаимодействии, а ищет смысл движения для каждого индивида посредством процесса, который называется Активное Воображение. Она использовала Юнгианскую систему, в которой клиента подводят к раскрытию содержания бессознательного, где он может увидеть, как оно проявляется в физической форме и интегрировать этот материал для более полного знания себя. Т. к. ее клиентами были здоровые и люди с неврозами, а не госпитализированные больные, то у нее не было необходимости быть активной участницей и ролевой моделью движения (как в способе, разработанном Чейс). Но она также действовала как катализатор, ведя терапевтический процесс посредством предложений движенческих возможностей, задавая вопросы, давая интерпретации – все это основывается на наблюдаемом и часто едва заметном двигательном поведении. Уайтхаус пишет:

“На одной сессии, в студни, одна танцовщица захотела поработать с предметом: это была квадратная коробка, жесткая и твердая. Что бы она ни делала, все было напрасно: никакой жизни не начиналось. Она провела всю сессию, пытаясь найти работающие отношения с этой коробкой. Пережив полную фрустрацию, она сдалась. В последующем обсуждении она спонтанно произнесла фразу: “Она такая же чертовски жесткая, твердая и неподатливая, как мои отношения, с Р….” И это было для нее открытием. Она танцевала свои отношения, даже не осознавая этого”.

Для тех, кто функционирует на начальном уровне развития, например аутичный ребенок, двигательные цели принимают другую форму. Цель терапевта – установить контакт с ребенком на примитивном сенсорно-моторном уровне, на котором он функционирует. Сначала имитируя движение ребенка, ритм, вокализации, терапевт ищет, как построить психическую структуру, сформировать образ тела (у аутичного ребенка не сформирована ментальная репрезентация своего тела и тела других), и развить терапевтические взаимоотношения. В начале терапевт зеркалит движения ребенка – это способ говорить на языке ребенка и получить возможность войти в его мир. Когда ребенок позволяет терапевту войти в свой мир, имитация постепенно исчезает. Терапевт изменяет движение так, что вместо использования его как механизма отгораживания от других, оно начинает служить для установления отношений и коммуникации. Т. о., повторяющиеся двигательные паттерны, которые послужили сенсорной стимуляцией для ребенка, стали основой для развития взаимной интеракции. Тот способ, которым терапевт отзеркаливает, разделяет и развивает движение ребенка, является самым важным в работе.

Слишком много имитации или пространственной близости – и ребенок отталкивает. А недостаток этого также приводит терапевта к потере контакта. Когда отношения в движении установлены, терапевт может вводить определенные движенческие последовательности, чтобы выполнить задачи более высокого уровня. Кэлиш пишет:

“По прошествии нескольких месяцев “знакомства с ее уровнем” и долгих стараний построить с ней отношения, Лаура начала показывать мне знаки доверия и ее движение стало меняться. Она подбегала ко мне и держалась за мою талию, когда я двигала ее тело, “влитое” в мое. Она сидела у меня на коленях у зеркала и внимательно смотрела, как я медленно двигаю своими руками, а затем она осторожно делала движения руками, повторяя ту же движенческую фразу. Казалось, на этом этапе она была не способна копировать движения самостоятельно. Как говорилось выше, Лаура не имела образа тела. Процесс обучения копированию был только началом. После долгого повторения Лаура смогла закончить движенческую последовательность, которую мы начинали вместе. Впоследствии в течение дня можно было увидеть, как она экспериментирует с движением, которое ей было показано на терапевтической сессии”.

С людьми с отклонениями в развитии терапевтический процесс включает в себя приобретение перцептивно-моторных навыков, развитие выразительного поведения и социального взаимодействия. Движения, которые способствуют интеракции правильного моторного развития, используются в рамках контекста текущего психотерапевтического процесса. Особый акцент делается на помощи ребенку или взрослому двигаться с другими на основе взаимности, выражать чувства и тревоги символически, посредством движения, и обеспечить альтернативы дисфункциональному поведению. Здесь также терапевт работает в процессуально-ориентированной манере, развивая выразительные и аффективные компоненты движения и способствуя более высоким уровням когнитивного, социального и моторного развития. Популяциям и индивидам могут требоваться различные типы целей, но тем не менее, процессуальная ориентация танце-терапии остается постоянной, несмотря на различия.

Техники танцевально-двигательной терапии

Апрель 5, 2016

Кинестетическая эмпатия

При использовании кинестетической эмпатии, чтобы почувствовать, что чувствует другой, важно принимать своим телом то же положение, мышечное напряжение, дыхательный паттерн и телодвижение. Но оставаться в эмпатии можно только на короткое время. Иначе интенсивность эмоционального переживания очень трудно стряхнуть с себя, если оно воплощено в вашем теле. Другой пласт трудностей лежит в возможном проэцировании своих впечатлений, ценностей и суждений на другого человека вместо признания того факта, что материал, который возникает, может быть вашим собственным.

Кинестетическая эмпатия полезна как способ установления контакта с крайне регрессивными неговорящими клиентами. Разделение одного и того же двигательного паттерна при ходьбе с ними помогает установить начало отношений. Так же как и в работе с аутичными детьми, терапевт должен учитывать потребность клиента и пространственной и эмоциональной дистанции.

Осознание двигательного поведения клиента делает возможным использование этой информации как части более традиционной вербальной терапии. При отзеркаливании движения терапевт может спросить клиента, что он (она) чувствует или думает, когда видит, как кто-то еще двигается подобным образом, или поинтересоваться, не вызывает ли движение какого-нибудь образа.

Преувеличение

Обычно наше внимание привлекает определенный аспект чьего-либо двигательного поведения (напр., обдуманное и контролируемое поведение, быстрое и неожиданное движение рукой или опустившееся и тяжелое чувство). После того как терапевт привлек внимание клиента к этому паттерну, он может предложить преувеличить движение, чтобы более четко выделить характеризующее качество. Клиента можно попросить исследовать выразительные или коммуникативные аспекты. На двигательном уровне терапевт может предложить клиенту, чтобы тот позволил испытать себе больше чувств и дать возможность движению идти туда, куда оно идет. Также возможно взять качество движения, перенести его в другую часть тела и посмотреть, вызовет ли оно такую же или другую эмоциональную реакцию. Клиента можно попросить вербализовать то, что данная часть тела говорит или хочет сделать.

Трансформация движения в коммуникацию

Эта техника работает с движениями, которые являются дисфункциональными по своей природе (напр., самостимулирующие, повторяющиеся, используемые, чтобы держать других на расстоянии) и использует их, как базис, на котором клиента вовлекают во взаимодействие. Шевеление пальцами около глаз, характерное для некоторых аутичных детей, может быть трансформировано в шевеление пальцами друг против друга, как бы помахивая в приветствии. При использовании этой техники важно не копировать человека. Лучше всего, когда движения подобны движениям клиента или являются прямым ответом на то, что ом делает.

Развитие темы в действие

Несмотря на все старания клиента, слова часто перекрывают и становятся на пути переживания полного содержания чувства или ситуации. Развитие этого материала н телесное выражение часто кристаллизует и углубляет осознание. В дополнение иногда выявляется несоответствие между тем, что человек говорит и что делает. Невербальное поведение трудно скрыть или изменить. В результате оно очень точно показывает, что происходит.

Например, клиентка работала над эмоциональной сепарацией от отца. Хотя она говорила правильные слова о том, что она теперь чувствует себя свободной от этой ситуации, ее двигательное поведение показывало совершенно обратное. Используя растягивающуюся ленту, как связующее звено, чтобы проиллюстрировать это несоответствие, терапевт, взяв на себя роль отца, попросила клиентку держаться за другой конец. Клиентку попросили представить, что эта лента символизирует те сильные эмоциональные узы, которые существуют между ней и ее отцом, чтобы посмотреть, как она сможет высвободить себя из этой ситуации. Ей не хотелось отпускать ленту. Для нее это движенческое задание ясно продемонстрировало ее истинные чувства.

Еще одной полезной темой, которую можно перевести в движение, является доверие. Позволить себе полностью облокотиться на кого-нибудь или физически поддержать кого-то – это может очень четко показать индивидуальные стили или паттерны. Полностью отдаться чьей-либо заземленности и балансировать на чьей-либо опоре – эта телесная эмоция отличается от неполной отдачи. Клиенты могут осознать, каким людям они доверяют, доверяют ли они вообще или только частично, и как это репрезентирует их жизненные паттерны.

Сопротивление, пассивность, сотрудничество, лидер или следователь – это некоторые другие темы, которые можно развить на двигательном уровне.

Внимание к взаимодействию

Все предложенные техники требуют проницательной чувствительности к невербальной коммуникации. Едва заметные изменения в положении тела часто указывают на изменения или урегулирование отношений. Особенно на сеансах вербальной терапии стоит обращать внимание, когда люди принимают похожие положения или двигаются в синхроне (ритмично) друг с другом. Люди пользуются своей физикой, чтобы бессознательно блокировать другого человека, отрезать или прервать невербальную последовательность, или изменить позицию, чтобы избежать двигательного взаимодействия с другими. Невербальный уровень дает информацию относительного статуса, силы (энергии) отношений, силы или тенденции к привязанности, раппорта, конфликта, защит и эмоционального выражения.

Другой важной областью работы для специалистов является двигательная деятельность (напр., упражнения, игры, креативный танец). Это позволяет расширить или установить уровень физической активности, развить самоуважение, социализацию (общительность), способствовать освобождению напряжения и релаксации.

Использование ритма

Двигательная деятельность, которая использует ритмические телодвижения, такие как фольклорные танцы или упражнения, усиливают ощущение общности, сплоченности у участников группы. Ритмичное действие также помогает продлить вовлеченность в деятельность, способствуя согласованному использованию тела.

Освобождение от напряжения

Людям, которые зажаты или напряжены, работа с движением помогает расслабить неудобные или зажатые части тела. Иногда сильное встряхивание частями тела (как будто стряхивая воду или пыль) может привести к катарсическому высвобождению.

Работа с реквизитом

Для некоторых непосредственные отношения с другими могут быть болезненными или пугающими переживаниями. Тогда соединению участников группы может помочь работа с предметами. Более того, предметы могут способствовать прямому выражению чувств, когда действительные чувства слишком пугают. Пеновые мячики можно бросить, разломать раздавить; подушки можно бросать и пинать; а полотна – тянуть или трясти изо всех сил. Держась за растягивающуюся полосу ткани, люди могут ощутить себя частью группы, даже если они испытывают недостаток в социальной связанности. Работа с реквизитом вызывает и стимулирует естественную телесную реакцию; кто-то обычно старается поймать мяч или по крайней мере увернуться от удара. Также это может вызвать воспоминания о тех моментах, когда происходила игра, соревнование или участие в группе.