«Азбука» детского арт-терапевта

Пройдите опрос и узнайте, чем Вам может помочь арт-терапия




Если Вы ответили "Да" хотя бы на один вопрос, то Вам точно подходит арт-терапия

Использование арт-терапевтических приемов и упражнений в психологической, психотерапевтической, педагогической работе с детьми и подростками набирает все большую популярность. Занятия с элементами арт-терапии обычно красочны, за счет использования необычных материалов привлекательны для детей, и позволяют решить большой спектр развивающих, коррекционных, реабилитационных задач.

Но для специалиста (детского психолога, психотерапевта, педагога), решившего применять в своей работе техники арт-терапии, принципиально необходимо не только профессиональное знание различных приемов и упражнений, но и глубокое понимание базовых принципов арт-терапевтического метода.

Одним из основных принципов работы, по А.И.Копытину, является принципиально иное, чем в классической художественной практике, отношение к оценке результата творческого процесса.

В арт-терапевтической практике главным экспертом своей работы является сам ребенок, работы не оцениваются и не критикуются ведущим или другими участниками группы. Этот принцип основан на убеждении, что в процессе арт-терапии не может быть «правильного» или «неправильного» результата.

Арт-терапевт с равным уважением подчеркивает право «автора» на самовыражение через любые формы и способы художественной экспрессии – регрессивные и прогрессивные, абстрактные и конкретные, отражающие положительные или негативные переживания.

Все работы должны рассматриваться с равной долей уважения и поддержки, вне зависимости от «профессионализма» их маленьких авторов. Ведущий старается донести до участников мысль о том, что каждая работа ценна своей уникальностью, так же как и каждый человек неповторим в своих проявлениях.

Опыт существования нашей «Творческой Лаборатории», открытой арт-терапевтической детской студии, говорит о том, что у многих детей уже существует появившийся после общения с директивными взрослыми страх проявить себя и нужно время, чтобы преодолеть его.

Создание образов является уникальным для каждого ребенка «языком», способом передачи его чувств, переживаний, личного опыта. Понимание, что его творческие «высказывания» не будут подвергнуты критике, помогает ребенку чувствовать себя в безопасности.

Количество «ограничений», которые при этом существуют в процессе работы,  минимальны. Их можно свести  к трем, понятным для ребенка, правилам: « береги себя», «береги другого», и «береги пространство работы».

Как следствие этого убеждения, ведущий детской арт-группы или педагог, работающий с ребенком индивидуально, не имеет права интерпретировать работу ребенка без его участия, это может делать только сам автор, по своему желанию. Терапевт организовывает обсуждение, следит за тем, чтобы условия для рассказа о своей работе и переживаниях для участников были безопасными. Кроме этого, он должен проследить за тем, чтобы, как и во время любой терапевтической работы, участникам был понятен принцип конфиденциальности информации.

Следующий базовый принцип заключается в том, что в арт-терапевтическом процессе акцент делается не только на готовом продукте творчества, но и на процессе создания образа.

Хотя «продукт», получившийся в результате творческой арт-терапевтической работы, часто бывает необычным и привлекательным, одинаково важны для участников и ведущего те чувства, мысли, ощущения, которые возникали у ребенка или подростка в процессе работы.

Для арт-терапевта, в отличие от педагога классической художественной практики, одинаково значим и диагностичен любой процесс, происходящий с ребенком, вне зависимости от того, насколько с общепринятой точки зрения «красив» и привлекателен продукт детского творчества.

Соответственно, арт-терапевт в отличие от преподавателя ИЗО или декоративного мастерства не обучает детей азам художественной практики, но может демонстрировать возможности художественных материалов и способы взаимодействия с ними.

Ведущему важно принимать и то, что важен любой вклад ребенка в совместную работу с ним или в процессе участия в групповой арт-сессии. Иногда ребенок, меньше всего проявляющий активность и видимо не проявляющий себя, переживает глубокие чувства, приводящие к изменению его самочувствия и поведения в дальнейшем.

Марина Белозерова, руководитель и педагог Санкт-Петербургского центра сенсорной интеграции «Каштан», говорит в своих лекциях о праве любого ребенка «на тишину». Это может значить и то, что педагогу иногда бывает трудно во время занятия оценить степень и глубину вовлеченности ребенка в предложенную тему.

Важно с уважением относиться к его темпу, готовности принимать новую информацию и дать возможность ребенку самому определить ту степень вовлеченности в арт-терапевтический процесс, к которой он готов в данный момент. По нашему опыту, очень часто дети, которые поначалу боятся активно проявлять себя в процессе работы, почувствовав, что находятся в безопасном и поддерживающем пространстве, способны создавать уникальные по своей яркости и творческой «смелости» работы.

 

Елена Абрамова, детский психолог, арт-терапевт.

Психологический центр обучения Оранжевое солнце
  • Обсуждение закрыто.

    Похожие материалы